На главную
Книжный червь
Маленькая библиотека всезнайки

Портной и вихрь. Французская сказка.


Жил когда-то портной; у него была жена. Обычно жёны портных лентяйки, и эта была под стать другим. Звали её Жанна, а её мужа - Жан Кривая Ступня. Утром, как только Жан уходил на работу, Жанна опять заваливалась спать, часов в одиннадцать или двенадцать вставала с постели и принималась ходить из дома в дом, навещала кумушек и болтала как сорока. Когда Жан к вечеру возвращался домой, она всегда сидела за прялкой; вот он и воображал, что Жанна весь день от неё не отходила.

Как-то раз Жан поутру сказал своей жене:

- Сегодня я не буду работать, мы вдвоём пойдём на рынок продавать пряжу, ведь у тебя её, наверное, уже много накопилось.

Жанна сильно испугалась; как тут быть? У неё не было и трёх мотков пряжи. Она побежала к кумушке, ближайшей соседке, и рассказала ей свою беду.

- Скажи мужу, - посоветовала ей кумушка, - что ты вымыла пряжу, снесла её для просушки в пекарню и положила в печь, а пекарь, ничего об этом не зная, затопил, как всегда, и вся пряжа сгорела.

Вернувшись домой, Жанна слово в слово повторила мужу то, чему её научила кумушка.

- Дура! - сердито крикнул Жан. - Видно, ты потеряла и ту крупицу разума, которая у тебя была, и пока я буду жить с тобой, мне не выбраться из нищеты. Теперь в наказание ты посеешь здесь во дворе полмеры льняного семени, - вот оно, - и чтобы к моему возвращению лён поспел и был вытереблен, вымочен, высушен, связан в пучки и снесён на чердак!

- Полно, муженёк! - ответила Жанна, - как ты можешь говорить такие вещи? Никто на свете не сумеет это сделать; как же ты хочешь, чтобы я с этим управилась?

- Делай как знаешь, - ответил Жан, - но вечером, к моему приходу, всё должно быть готово, иначе тебе несдобровать.

С этими словами портной ушёл. Жанна встревожилась и побежала к кумушке.

- Если бы вы знали, кума, что мой муж придумал! Видно, он совсем спятил.

- Чего же он, кума, хочет?

- Чего он хочет? Он хочет, чтобы я посеяла у нас во дворе полмеры льняного семени, и чтобы к вечеру этот лён поспел, да чтобы вдобавок я его вытеребила, вымочила, высушила, связала в пучки и сложила на чердаке! Скажите, пожалуйста, разве он стал бы приставать ко мне с такими бреднями, будь он в своём уме? - Тут она даже расплакалась.

- Не печальтесь, кума, - сказала соседка. - Неужели мы не найдём способа и на этот раз провести вашего Жана, который считает себя умником, а на самом деле дурак, каких мало? Вот что надо сделать: у меня ещё с прошлого года лежит на чердаке немного льна. Вы возьмёте два-три пучка, развяжете их, разбросаете стебли по окрестным полям и лугам, закинете на изгороди и кусты, а вечером, когда Жан вернётся, вы скажете ему, что всё сделали, как он велел, но что в то время, как лён сушился на лугу, налетел Вихрь и всё разметал. А в доказательство вы покажете ему раскиданные по кустам и деревьям стебли.

Этот совет пришёлся Жанне по душе. Она взяла у кумушки три пучка сухого льна и разбросала его по полям и лугам, закинула на кусты и ветви деревьев. Вечером, придя домой, Жан сразу спросил:

- Ну как, жена, ты сделала то, что я тебе сегодня утром наказал?

- Еще бы, я в точности выполнила все твои приказания, но не везёт же нам, муженёк, да и только!

- Что же случилось?

- Что случилось? Ты только подумай: лён сушился на лугу возле пруда, где я его мочила, и я уже начала было его собирать, чтобы связать в пучки и снести на чердак, как вдруг налетел Вихрь и всё разметал.

- Те-те-те! Я таким сказочкам не верю, - ответил Жан.

- Это совсем не сказочка, муженёк, пойдём со мной, и ты убедишься, что это сущая правда.

Жанна тотчас повела мужа на луг, где, по её словам, она раскладывала лён для просушки, и показала ему стебли, размётанные по окрестным полям и лугам, зацепившиеся за кусты и ветки деревьев.

Волей-неволей портному пришлось поверить жене, и он вскричал:

- Вот оно что! Раз это Вихрь причинил мне такие убытки, он мне за них заплатит. Я сейчас же пойду жаловаться Повелителю Ветров!

Жан вернулся домой и, взяв с собой свою сучковатую палку, пирог из ячменной муки да несколько лепёшек, отправился в путь.

Шёл он долгое время. Шёл всё вперёд да вперёд и наконец очутился у подножия холма, на котором сидела старуха ростом с башню. Её седые волосы развевались по ветру, изо рта торчал большой чёрный зуб, единственный уцелевший.

- Здравствуйте, бабушка, - сказал ей портной.

- Здравствуйте, - ответила старуха. - Что вы ищете?

- Я ищу жилище Ветров.

- В таком случае, сынок, вы у конца пути: жилище Ветров здесь, а я - их мать. Что вам от них нужно?

- Я пришёл требовать с них денег за убытки, которые они мне причинили.

- Какие такие убытки? Скажите мне, и я вам их возмещу, если вы действительно пострадали.

- Ваш сын Вихрь дочиста меня разорил...

И Жан рассказал старухе, как было дело. Она сказала:

- Войдите в наш дом, сынок, а когда сын мой Вихрь вернётся, я заставлю его уплатить вам за убытки.

Старуха спустилась с холма и повела Жана в свой дом, стоявший в ложбинке. Это была хижина, построенная из веток и комьев земли; её продувало со всех сторон. Старуха дала Жану поесть и сказала, чтобы он не пугался, когда её сын вернётся, так как она сумеет с ним справиться, хоть Вихрь и будет грозиться, что съест пришельца. Вскоре раздался страшный шум: деревья трещали, камни срывались с места, волки протяжно выли.

- Это сын мой Вихрь спешит домой, - сказала старуха.

Жан так перепугался, что полез под стол. Вихрь вошёл, рыча, принюхался и крикнул:

- Я чую человеческий дух! Здесь спрятан человек, я его съем!

- Не надейтесь, сын мой, что я позволю вам съесть этого славного человечка, а лучше подумайте о том, как возместить убытки, которые вы ему причинили, - сказала старуха.

Она взяла Жана за руку и вытащила его из-под стола. Увидав Жана, Вихрь раскрыл пасть и уже приготовился было схватить его и съесть, но мать пальцем указала на мешок, подвешенный к балке у самого потолка, и спросила:

- Вам, видно, хочется посидеть в том мешке?

Вихрь тотчас угомонился. А портной осмелел и сказал ему:

- Добрый день, ваша светлость. Вы меня разорили.

- Как так, дружище? - ласково спросил Вихрь.

- Вы разметали по лугу весь лён, который моя жена разложила для просушки.

- Это неправда, твоя жена лгунья и лентяйка. Но сам ты честный парень, хороший работник и усердно трудишься. С такой женой ты, несмотря на все твои страдания, век останешься бедняком, и я хочу вознаградить тебя за долгий путь и за то, что ты верил в мою справедливость. Вот тебе ослик, а когда тебе понадобится серебро и золото, ты только расстели на земле под самым его хвостом белую салфетку и скажи: "Ослик, исполни свой долг!" И он тотчас принесёт тебе столько золота и серебра, сколько ты пожелаешь. Но смотри береги его! Если его у тебя украдут, ты станешь так же беден, как и прежде.

И Вихрь дал ему стоявшего в углу хижины ослика, ничем не отличавшегося от любого вислоухого. Портной поблагодарил за щедрый подарок, попрощался с Вихрем и его матушкой и отправился домой в сопровождении драгоценного животного.

Отойдя на некоторое расстояние от хижины, Жан очутился на большом пустыре. Чтобы поскорее узнать, обладает ли ослик тем свойством, которое ему приписывалось, Жан расстелил свой носовой платок на земле под самым его хвостом и сказал:

- Ослик, исполни свой долг!

В тот же миг посыпались золотые и серебряные монеты, быстро покрывшие платок. Жан наполнил ими все карманы, а затем продолжил путь, распевая, смеясь, приплясывая от радости и припрыгивая, словно помешанный.

Когда стало смеркаться, он решил заночевать на постоялом дворе у самой дороги.

Слуге, которому Жан поручил своего ослика, он строго велел как можно лучше о нём заботиться, а главное - не просить его исполнить свой долг. Как видно, бедняга Жан был не из сметливых. Плотно поев и угостившись самым лучшим вином, какое нашлось на постоялом дворе, Жан лёг в постель и заснул, не тревожась о завтрашнем дне.

Слуга был удивлён тем, что Жан велел ему не просить ослика исполнить свой долг, - никто из постояльцев никогда не говорил ему таких вещей.

"Здесь что-то неладно", - подумал он.

Эта мысль не давала слуге уснуть, и он пошёл поделиться ею со своим хозяином.

Когда все в доме легли спать, хозяин, его жена и слуга отправились в конюшню. Слуга подошёл к ослику и сказал ему:

- Ослик, исполни свой долг!

И в тот же миг с весёлым звоном посыпались серебряные и золотые монеты. Все трое не могли прийти в себя от изумления. Наполнив карманы золотом, они подменили одного вислоухого другим, а волшебного ослика заперли в укромный чулан, далеко от конюшни.

На другое утро Жан вкусно позавтракал, расплатился и, забрав ослика, которого ему привёл слуга, продолжал путь, не догадываясь, что его надули. Карманы у него ещё были полны золота и серебра, добытого накануне, и поэтому до самого конца пути ему не понадобилось приказывать ослику исполнить свой долг.

Возвратившись домой, он увидел, что его жена и дети чуть не умирают от голода. Жанна, завидя мужа, стала осыпать его бранью:

- Наконец-то ты явился, жестокий, бессовестный человек! Шатаешься неизвестно где, оставляешь жену и детей умирать с голоду! - И она грозила ему кулаком.

- Замолчи, жена, - сказал Жан спокойно, как подобает человеку, уверенному в себе, - и ты никогда больше не будешь терпеть недостатка в хлебе или в чём другом, теперь мы будем богаты, ты сейчас в этом убедишься. Сними передник и расстели его на земле под самым хвостом моего ослика.

Жанна расстелила передник, и Жан не медля сказал:

- Ослик, исполни свой долг.

Но на передник ничего не упало. Жан сильно этому удивился. Думая, что, быть может, ослик не расслышал, он во второй раз сказал:

- Ослик, исполни свой долг!

Опять ничего! Он в третий раз, ещё громче прежнего, крикнул:

- Ослик, исполни свой долг!

Но ослик так и не дал богатства. Видя все это, Жанна решила, что муж над ней издевается. Она заорала ещё громче, а затем схватилась за палку. Бедняга Жан убежал сломя голову.

Куда ему было деваться? Он даже толком не знал, где у него украли ослика; вот он и решил снова отправиться к Вихрю.

Когда Вихрь увидел опечаленного Жана, он сказал:

- Я знаю, зачем ты опять пришёл: ты недоглядел за своим осликом, его у тебя украли на первом же постоялом дворе, где ты заночевал на пути домой. Теперь вот тебе салфетка. Как только ты расстелешь её на столе, а то и на голой земле и скажешь: "Салфетка, исполни свой долг!" - она тотчас накормит и напоит тебя всем, чего бы ты ни пожелал. Но смотри в оба, чтобы её тоже не украли.

- Уж будьте спокойны, - ответил Жан, - скорее я расстанусь с жизнью.

Жан попрощался с Вихрем и его матушкой и снова двинулся в путь. Когда стемнело, он заночевал на том же постоялом дворе, что и первый раз. А там справляли свадьбу. Ему оказали радушный приём и попросили сесть за стол с новобрачными, что он охотно сделал. Потому ли, что угощение показалось ему скудным, а быть может, потому, что он захотел похвастаться перед гостями и прослыть великим мудрецом и чародеем, Жан вынул из кармана салфетку, расстелил её на столе и гордо сказал: "Салфетка, исполни свой долг!" - в тот же миг на столе появилось роскошное угощение: изысканные яства, какие попадаются только за королевским столом, и тончайшие вина всех стран.

Опьяненный похвалами и вином, Жан и на этот раз не заметил, как его обокрали, утащили салфетку. Утро застало его в прежней бедности, и он опять не знал, как ему быть. Однако теперь он не осмелился явиться к жене с пустыми руками, а решил, что для него единственное спасение снова отправиться к матери Ветров.

И вот он опять пошёл той же дорогой, но на этот раз очень пристыженный и смущённый. Увидев его, Вихрь сказал:

- Опять тебя обокрали, бедняга! У тебя утащили салфетку!

- Сжальтесь надо мной, ваша светлость, - взмолился несчастный портной, - у меня жена и дети с голоду помирают, я не могу вернуться домой с пустыми руками!

- Я согласен тебе помочь, потому что ты неплохой человек, но уж это в последний раз, - ответил Вихрь.

Затем он вручил портному дубинку, сказав при этом:

- Вот тебе дубинка. Стоит только тому, у кого она в руках, сказать: "Дубинка, исполни свой долг!" - и она начнёт без устали лупить недругов своего хозяина. Ничто не сможет её остановить, пока он ей не скажет: "Довольно!" При помощи этой дубинки ты вернёшь себе и осла и салфетку.

Жан поблагодарил и пустился в обратный путь. Он заночевал всё на том же постоялом дворе. Рассчитывая украсть у него ещё какое-нибудь сокровище, хозяева оказали ему самый радушный приём. Жан пригласил хозяина, его жену и слугу поужинать с ним. К концу трапезы он сказал соей дубинке, с которой ни на минуту не расставался:

- Дубинка, исполни свой долг!

Дубинка тотчас завертелась в воздухе и давай лупить по очереди хозяина, хозяйку и слугу. Как они ни старались её остановить, всё было напрасно; они залезали под стол, прятались где только можно, но дубинка всюду их настигала, а портной хохотал и потешался на ними.

- Пощадите! Сжальтесь! - вопили они.

А Жан в ответ:

- Поделом вам, будете знать, как таскать ослов и салфетки!

- Сжальтесь! Пощадите! Мы всё вам вернём! Ведь нам, того и гляди, конец придёт!

Эта потеха длилась около получаса, пока Жан не скомандовал:

- Довольно!

Тогда дубинка угомонилась, и Жан вернулся домой с ослом, салфеткой и дубинкой. Если он сумел их сберечь, то, наверно, живёт припеваючи. А я с тех пор больше о нём ничего не слыхивал.



  1. В начало раздела

  2. Назад



  3. Рейтинг@Mail.ru